Правильное построение предложения

Андрей М.: ILYA DUMOV: Ok, переведите эту фразу на русский (кстати, хороший пример конструкции accusativus com infinitivo).
Мы часто видели, как огонь извергается... ну или что он там делает...

Отстаешь! :)

Мы часто видели — это разве не On voyait souvent ?!

Ок^я знаю^что вы скажете. Про наш слвершенный и несовершенный вид, которого больше нет ни в каком языке, что наш вид не является основанием для выбора между Passé composé и Imparfait, что, как говорила НН, «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить» — если он жил, а сейчас не живет, то это passé composé. Все помню!

Но сознание все равно сопротивляется. On a vu — по мне это «мы повидали». Хоть умри!

Ну ты же согласен, что поимели звучит не очень? Это же почти один в один. Ну что сделаешь, если мы тут не употребляем совершенный вид?

Мы увидели, как огонь извергается... И так было много раз.
Так лучше? )

Если бы вы знали, как редко нас понимают правильно, вы бы чаще молчали. (c) Гёте

Конечно, правильнее сказать
Мы увидели часто, как...
Но ведь это слух будет резать ужасно! Так что приходится переводить не по факту, а искажать рельное положение дел.

Если бы вы знали, как редко нас понимают правильно, вы бы чаще молчали. (c) Гёте

Андрей М.: Ну ты же согласен, что поимели звучит не очень?

Погоди, оно звучит не очень из-за коннотации.

Да и просто это не по-русски. Случилось, образовалось, стало. Просто русский язык обозначает идею обладания двумя словами: иметь и быть (у меня есть — это же форма быть). Просто слово быть в прошедшем времени совершенного вида... Вот не придумать. У меня было — несовершенный вид. А совершенный — ясно, что не побывало! Образовалось. Поэтому производные от глагола иметь тут не прут.

Андрей М.: Мы увидели часто, как...

Вот! Тут и происходит взрыв мозга, что я должен неперфектную форму в русском употреблять во французском в перфекте.

Но никто так и не ответил, а чем on voyait souvent хуже. Точнее, это что, переведется на русский не "мы видели часто"?

Жак Брель, однако, употребил перфект, хотя оба варианта — и on a vu souvent, и on voyait souvent — они оба ложатся в один размер.

ILYA DUMOV: Вот! Тут и происходит взрыв мозга, что я должен неперфектную форму в русском употреблять во французском в перфекте.

Ну или взрыв мозга, или порез уха... третьего не дано. Такой уж вариант выбрали, всё равно придётся смириться...

ILYA DUMOV: Но никто так и не ответил, а чем on voyait souvent хуже. Точнее, это что, переведется на русский не "мы видели часто"?

Жак Брель, однако, употребил перфект, хотя оба варианта — и on a vu souvent, и on voyait souvent — они оба ложатся в один размер.

Да ни чем не хуже, но почему Брель должен учитывать мнение русских? Ну используют они перфект гораздо чаще нас, имеют право, нет? )

Если бы вы знали, как редко нас понимают правильно, вы бы чаще молчали. (c) Гёте

 
Зарегистрируйтесь или войдите чтобы оставить сообщение.