Brocéliande

Ирина Ширинская специально для le-francais.ru

Как лес, не указанный на карте Франции, стал для меня местом обязательным для посещения? Почему я помчалась туда на второй день отпуска, бросив Ренн, который мне так понравился? Это требует отдельного пояснения.

На самом деле, всё это приключение, моё путешествие по Бретани, началось с одной картины.

Год назад, под руководством старшей дочери, я провела две недели в Париже. Нам хотелось спокойно осмотреть важные для нас музеи. В Лувр ходили, как на работу, каждое утро и часа на четыре, вторая половина дня посвящалась музею Орсе, центру Помпиду и всему остальному. Увы, часть музея Орсе была закрыта, самые знаменитые картины были переданы на большую международную выставку, и эту, не самую значительную в истории развития изобразительного искусства работу, повесили на видное место.

Я ничего не знала тогда про Бретань, я не поняла, что главной героиней картины была фея. Я видела только выражение её глаз, которое узнала издалека.

Это были глаза сказочника и волшебника, доброго доктора и тонкого учителя, уже успевшего шепнуть мне, что жизнь гораздо длиннее, а мир много больше, сложнее и удивительней, чем я привыкла считать. Да, сомнений не было: если добавить очки и бороду (а то и бакенбарды, в зависимости от сезона)  получался он, мой преподаватель французского.

На тот момент, до отъезда в отпуск, я успела посетить десяток его уроков и жутко сожалела, что из-за поездки в какой-то Париж пропускаю четыре занятия. Я подошла к картине ближе : «Edgard Maxence. La légende bretonne », - сразило меня название, потому как: « Je suis breton!  », - было его второй фразой при каждом знакомстве с новым учеником.

Изобретательность и проворство, с которыми он пытался нас ( всего в группе было восемь человек) разговорить, растопить страх, недоверие и смущение, сломать языковой барьер - описанию не поддаются. Это потом проявятся и твердость, и строгость, и требовательность, но сейчас он просто приручал нас как запуганных детей, озорной, вечно чем-то удивленный человек-праздник. Всегда впрочем немножко грустный.

Как видите, он преуспел, и моя благодарность не знает пределов. Да, да в углу картины в сбившемся бигудане – это я, пытаюсь заговорить по-французски.

Короче, с той минуты в музее Орсе, я точно знала, что поеду в Бретань, чтобы посмотреть из каких сказок приходят к нам эти прекрасные молодые люди, ровесники наших детей, люди, к тридцати годам уже пожившие и поработавшие в разных точках планеты, говорящие на 4-5 языках, и как они отважились приехать в дикую и мрачноватую страну, окруженную врагами и всю покрытую духовным скрепами, чтобы, обучая языку, учить нас грусти и любви своей прекрасной родины.

За год я прочитала кучу бретоннских легенд про Конана Мериадека и город Ис, короля Артура и волшебника Мерлана, лесных фей и корриганов. Так я узнала про магический лес Бросельянд (Brocéliande) , где происходила добрая половина сказочных событий, и заболела им, так как к любому лесу отношение у меня особое. И не важно, что на картине изображено другое место, это я сейчас вижу, тогда мне было не до того.

Я начала потихоньку привыкать к романтичным и загадочным названиям: Кот-д'АрмОр, ФинистЭр, МорбиЙян, а потом пришли КуиньЯманн, Фар Бретонн и Коко Памполь.

Следующим фактом, поразившим меня, стало открытие, что почти все мои любимые художники так или иначе связаны с Бретанью: родились, жили или работали там.  Максанс, Синьяк, Моне. Так нарисовался маршрут моего будущего путешествия, где Бросельянд, лес волшебников и фей, остался ключевым пунктом.

И это был единственный пункт моего приключения, который с треском провалился. Всё шло не по плану. К лучшему, конечно.

Я мечтала пересечь сказочный лес на велосипеде и найти гида-сказочника, который провел бы нас по волшебным местам. Сказочники по моим понятиям должны были ждать меня под каждым кустом круглосуточно.

Впрочем, в офисе туризма в Ренн меня заверили, что всё это очень даже возможно и выдали расписание автобуса идущего в город Пемпон (Paimpont) – сердце самого большого лесного массива во Франции, леса Пемпон, который как раз и есть Brocéliande. Они же рекомендовали выбрать самый ранний автобус, потому что лес большой.

В девять утра мы были в Paimpont. Ещё из окна автобуса нам посчастливилось увидеть, как над прекрасным озером поднимался туман напоминающий танец озерных фей, и дорожный указатель, повествующий, что к домику сказочников следует ехать далеко и долго.

Велосипед свёл бы эту проблему к нулю, но велосипедов нигде не было видно, офис туризма открывался в 11.30. Очаровательный конфетный городок, утопающий в цветах и утреннем солнце был волшебно тих и пуст.

Это никак не могло нас огорчить, мне хотелось посмотреть лес – вот он лес, и он был восхитителен в лучах утреннего солнца.

Мы побродили пару часов и вернулись к офису туризма, где супер любезный юноша одарил нас кучей брошюр и проспектов, а также картой Бросельянда.

С велосипедными дорожками там плохо, хотя и возможно. Есть офиса проката велосипедов: одном — все велосипеды были в ремонте,  другой был закрыт. Есть пешеходные дорожки — 30 км туда, 30 обратно.

После трёх часов дня предполагался автобусный тур. Как раз на этот тур нам и следовало бы сориентироваться с самого начала, но кто ж знал. Да и смотреть на феечек через окно автобуса было бы не правильно. Мы пошли пешком, - пусть не весь путь, так часть, - три раза теряли дорогу и возвращались, чтобы не заблудиться, отчаялись, сделали круг вокруг пруда Пемпон и вернулись в Ренн.

В общем, в Бросельянд надо ехать на автомобиле. И чего удивляться, что ни одного корригана там больше нет?

Звучит не очень, но на деле мы таки провели в красивом и ухоженном лесу несколько прекрасных часов, пусть не в магической его части. Я получила много удовольствия от всех этих блужданий.

В какой-то момент вроде бы пошёл дождь, и мы все никак не могли решить открывать зонт, или не открывать. Вдруг тропинка повернула, лес расступился, и мы оказались перед прудом. Я даже не сразу поняла, что произошло. Перед нами была стена воды, дождь лил как из ведра, так что противоположного берега пруда не было видно. То есть дождь лил уже давно и мощно, но деревья нас полностью скрывали!

Так мы поняли, что феи тут всё же есть, охраняют нас, но где-то прячутся и возможно водят нас за нос. Мы были не против.

Перед отъездом в Ренн, ожидая автобус, в магазинчике сувениров в Пемпон я с трудом нашла одну единственную книжечку про гномов. Пришлось выяснять у продавца :

—      Бонжур, мёсье! А что, в Бретани совсем не уважают корриганов?

—      Нет, совсем не уважают.

—      Но это нечестно!  Посмотрите вокруг! Они вас охраняют, они вас любят!

—      Откуда вы приехали? – улыбнулся он. Я объяснила.

Впереди нас ждали Ренн, Нант, Сан-Мало, Динан, Сан-Бриё, Понт-Авен…

Откровенно говоря, мне не были нужны ни могила Мерлана, ни источник вечной молодости. Просто надо было как-то завершить этот, как оказалось очень важный этап жизни, и двинуться дальше уже самостоятельно. Потому что настоящий волшебник, который любезно провел рядом с нами целый год, зарядив нас своей неугомонной энергией и одарив прощальной блистательной улыбкой, уже спрятался в высокий воротник своего пальто,  по-бретонски мысленно направил взгляд на Ла-Манш, непрерывно меняющий цвет и форму, и убежал в тёмную московскую ночь.

Возможно навсегда.



  • Надежда avatar Feb. 23, 2018, 5:04 p.m. - Надежда  
    Я бы с удовольствием побродила по такому лесу. Ирина, а Вы не боялись заблудиться?
    |     Reply
  • Ирина Shire avatar Feb. 25, 2018, 6:45 p.m. - Ирина Ширинская  
    У меня была волшебная карта и волшебный GPS :-)
    |     Reply
Required for comment verification